Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

marusya

Как правильно упаковывать вещи для переезда? С чего начать?

Дорогие френды, срочно требуется помощь коллективного разума.

Приближается время переезда на новую квартиру, в связи с чем усиливается состояние ступора. Расскажите: как правильно запаковывать вещи, чтобы по возможности ничего не разбилось и не сломалось? Ситуация усложняется неимоверным количеством книг. Здравый смысл подсказывает, что набивать ими коробки доверху нельзя, иначе не поднимешь. А как нужно? И с чего начинать? Не оставьте в беде!
marusya

Алина Бронски "Самые острые блюда татарской кухни"

«Когда моя дочь Зульфия сказала мне, что беременна, при этом не знает, от кого, первое, на что я обратила внимание, это на свою осанку. Я выпрямила спину и с достоинством сложила руки на коленях».

По ту сторону Уральского хребта, в семье татарки Розалинды раз и навсегда установлены четкие правила: она командует и управляет, муж и дочь беспрекословно подчиняются. Розалинда уверена: у этих двух амеб не возникнет даже мысли пойти наперекор ее воле. Беременность Зульфии Розалинда воспринимает как досадное недоразумение, которое необходимо немедленно исправить. На дворе 1978 год, и Розалинда определенно не собирается становиться бабушкой. Однако все попытки прервать беременность Зульфии - и горчичные ванны, и настойка из лаврового листа, и даже аборт на дому - оказываются тщетными. И вот, едва появившись на свет, маленькая Аминат раз и навсегда завоевывает сердце своей железной бабушки. Наконец на свет появился кто-то, равный Розалинде по силе и способностям! Аминат «настолько же красива и умна, насколько дурна собой и глупа Зульфия», считает Розалинда. И предпринимает все усилия, чтобы внучка принадлежала ей и только ей. Чувства и желания других при этом никакой роли не играют - пытаясь достичь желаемого, Розалинда не останавливается ни перед чем, подобно урагану, круша все на своем пути.

Тот, кто, откроет книгу «Самые острые блюда татарской кухни» в надежде на необычные и экзотические рецепты, будет разочарован. Книга Алины Бронски - не сборник рецептов. Это - история трех поколений женщин: несокрушимой и несгибаемой Розалинды, ее дочери Зульфии, придавленной железной волей матери и гнетом советских блочных хрущоб, и внучки Аминат, на которую Розалинда возлагает все свои надежды. Мужчины в романе тоже есть - это и муж Розалинды Калганов, и ее многочисленные зятья, однако присутствуют они лишь номинально. Ни один из них не решается противостоять воле «железной леди». Лишь Розалинде позволено принимать решения, лишь она имеет право на идеи и суждения, и именно от лица безудержной, деспотичной и темпераментной Розалинды и ведется повествование.

Розалинда гордится своими татарскими корнями и своими кулинарными талантами. При этом детство ее прошло в детдоме, так что с культурными, этническими и религиозными традициями своих предков она практически незнакома. Татарские блюда, которыми так гордится Розалинда, тоже никакого отношения к татарской кухне не имеют - их, скорее, можно назвать результатом кулинарной фантазии Розалинды в условиях тотального советского дефицита.

Однако именно с помощью этих гастрономических экспериментов Розалинде удается заманить к себе за стол немца Дитера - ее последнего зятя, который должен стать «пропуском» в светлое будущее для самой Розалинды, Зульфии и Аминат. Хитроумная комбинация разыгрывается безукоризненно, однако жизнь в «светлых далях» складывается вовсе не так, как того хотелось бы Розалинде. Она не ошиблась, с самого начала увидев в своей внучке существо, равное себе по силе воли и несгибаемости. Аминат осваивается в Германии намного быстрее, чем этого хотела бы ее бабушка, и вынуждает Розалинду ослабить, а затем и вовсе разжать железные объятья.

Тот, кто ценит в романе лихо закрученную спираль сюжета, не будет разочарован. В книге Алины Бронски хватает и комических ситуаций, и неожиданных поворотов, и трагических коллизий. Так же, как Розалинда - прекрасный кулинар, Алина Бронски - непревзойденный рассказчик. Однако самое увлекательное и самое замечательное в романе - это его стиль и повествовательная манера. Неважно, о чем идет речь: о нервном истощении и смерти, об абортах и педофилии, о разочарованиях и об ударах судьбы - Бронски умеет находить комизм в самых невеселых ситуациях и рассказать об этом так, что читателя не передернет от дурновкусия. И то, что Розалинде, несмотря на все ее иронию, язвительность, острый язык и умение «держать спину», в самый трагический момент жизни не удается скрыть своей слабости и одиночества, является полностью заслугой ее создателя.
marusya

Дела семейные, книжные

Завтра заберу из библиотеки долгожданный DVD - шведскую экранизацию "Девушки с татуировкой дракона", ура-ура!

После Ларссона переметнулась к викторианцам: "Ярмарка тщеславия" - это сила, скажу я вам! Одновременно наслаждаюсь скоростью чтения - начала два дня назад, закончу, пожалуй, завтра, итого 800 страниц - за четыре дня! В оригинале я бы Теккерея месяца два читала. С тоской вспоминаю об оставшемся в Киеве тридцатитомнике Диккенса - как же мне его недостает! Случайно, никто из вас не знает, как можно с наименьшими затратами перевезти с Украины в Германию библиотеку? Дочитывая Теккерея, шарю хищным взглядом по книжным полкам - там еще столько непрочитанного!

После прочтения присланного Оксаной oxana_ukr  Пеннака (своего рода пособие для родителей не любящих читать детей) попыталась следовать предложенной автором методике и дидактике. Предложение "а давай-ка, Ариша, я тебе почитаю" было встречено благосклонно, выбранные "Дары волхвов" О`Генри, судя по всему, тоже понравились, однако попытка прочитать еще один рассказ мягко, но непреклонно была отклонена, после чего детка вернулась к более для себя интересному общению в чате.

Даррел, между тем, уже домучен прочитан. На вопрос, помнит ли дитя, как называлась книга, дитя закатило глаза  и с омерзением произнесло "Джеральд Даррел". Икнув пару раз, я было попыталась намекнуть, что Джеральд Даррел это фамилия автора, но детка была непреклонна: "И название книги". После моего злобного замечания, что у меня припасена еще парочка книг с аналогичным названием, и я подумываю о том, чтобы скормить их ей и увидеть, найдет ли она разницу, дитя снизошло до того, чтобы вспомнить название. "Ой, можно подумать! "Моя семья и другие звери",  - фыркнул ребенок и ушел к себе в комнату, дав понять, что разговор окончен.
marusya

Мартин Сутер "Повар"

"Прекрасная книга, прекрасная", - коллега просто-таки весь лучился счастьем. "Замечательный сюжет, не без эдакой пикантности - тамильский повар, мастер высочайшего класса, работает посудомойщиком в швейцарском ресторане. И, кроме того, он не просто повар, он знаток аюрведы, и готовит еду, которая пробуждает сексуальное желание, афродизиаки там, и все такое. Ну, и потом Шри-Ланка и Швейцария, смешение стилей, смешение культур, советую, очень советую".

"Смешение культур" оказалось последней каплей  - наживка была заглочена, и я жадными ручонками поскорее засунула книжку в сумку.

Первые десять страниц оказались действительно неплохи, но вот потом... Абсолютно ходульные персонажи, штрих-пунктирный стиль повествования, плоский сюжет, вымученные диалоги, и в довершение ко всему - вплетенные в сюжет газетные передовицы 2009 года. Каждая глава начинается примерно так: самый крупный американский банк объявил о банкротстве, Европу охватил финансовый кризис, правительство Германии приняло закон о национализации обанкротившегося банка, тамильские тигры прорвали правительственную оборону, а в это время наш герой.... При этом абсолютно точная хронология - в начале каждой главы стоит указание месяца и года, чтобы не ошибиться. К концу года и к концу книги сюжет просто умирает, так и не разродившись, и, перевернув последнюю страницу, испытываешь невероятное облегчение - наконец-то!

Отдавая книгу, на вопрос "ну как?" я честно ответила "никак". И в ответ услышала: "Вот, и у меня было то же ощущение, я только тебе в самом начале говорить не хотел, чтобы ощущение не портить". 

Я, наверное, чего-то не понимаю в этой жизни.
marusya

Ларс Сааби Кристенсен, "Полубрат"

Типарецензию обещала выложить давно. Однако вначале все никак не могла ее написать - хотелось разобраться с ощущениями. Затем написала, но почему-то решила не выкладывать - возможно, струсила, что рецензия получилась со знаком минус, вместо восторженных "охов" - сплошное разочарование. Так что я ее повесила "под замок". А сегодня случайно на нее наткнулась, перечитала, и подумала - да, так и есть. Все правильно. Так что - выкладываю.

Чтобы прочитать "Полубрата", мне понадобилось около трех месяцев. Я буквально продиралась сквозь 800-страничный текст, как сквозь плотную воду Мертвого моря, а роман нависал надо мной и давил сверху толщей воды. Очень вязкий, очень плотный текст, и кажется, что каждая страница уводит дальше и дальше, вглубь лабиринта, даже не приоткрывая завесу, даже не намекая, где разгадка, но в глубине души все же теплится надежда - вот дальше, дальше, еще немного, и раскроются створки раковины, и все встанет на свои места.

И лишь дочитав последнюю страницу, понимаешь - тебя обманули. Раковина оказалась пустой. Жемчужины в ней не оказалось. Куколка не стала бабочкой. Прекрасно, рельефно выписанные характеры, выпуклая, осязаемая вязь повествования, хитросплетения сюжета, богатейший язык - какой цели служит вся эта глыба, этот массивный пласт? Каков посыл романа? Каков его смысл?

Три поколения одной семьи, три женщины, достойные стать героинями эпоса - сильные, цельные, страстные, и - глубоко несчастные: Пра, жизнь которой превратилась в воспоминание о погибшем муже-полярнике, чье прощальное письмо знали наизусть четыре поколения семьи Нильсенов; Болетта, обреченная воспитывать дочь, будучи не в состоянии ответить на вопрос об отце девочки; Вера, которую 8 мая 1945 года, в день капитуляции Германии, изнасиловали на чердаке ее собственного дома... Трагедия одной перетекает в трагедию другой, удваиваясь, затем утраиваясь, но и Пра, и Болетта, и Вера, все трое - несгибаемы, горды и непреклонны.

Сыновья Веры - Фред и Барнум. Фред - замкнутый, аутичный подросток, и Барнум, ущербный коротышка, "кнопка в кудрях", страдающий от собственного несовершенства. Человек-загадка Арнольд - муж Веры... На фоне женщин Нильсен все они кажутся бледными тенями, полулюдьми - жалкими, слабыми, никчемными.

Действие "Полубрата" охватывает полувека. И на всем протяжении этого времени - искалеченные судьбы, исковерканные характеры, изломанные жизни... Пра, Болетта, Вера, Фред и Барнум, друзья Барнума Педер и Вивиан и их семьи - каждая со своей собственной трагедией, со своими скелетами в шкафах, со своими мрачными тайнами. 800 страниц абсолютной беспросветности. Роман можно было бы назвать трагедией, не отсутствуй в нем ее важнейший компонент: катарсис.

"Ты сочиняешь со знаком "минус", - говорит Педер Барнуму, читая его первый сценарий. И на вопрос, понравилось ли ему, отвечает: "Понравилось ли мне? Что за вопрос? Конечно. Более того, я влюбился в сценарий. Но имеет ли это какое-то отношение к сути дела? Ответ: нет, не имеет. А суть дела такова: ни один человек не потащится в кино, чтобы посмотреть этот фильм. Во всём этом нет ничего, кроме отрицания. Все до единого персонажи терпят убытки, и что бы они ни делали, самые невинные вещи, их долг растёт и растёт. Ты доводишь до полного морального банкротства всех — и маму, и школьного доктора, мальчиков, хуторянина, скотницу, даже механик и тот общей участи не избежал. А надо, Барнум, раздавать авансы".

Кристенсен не хочет раздавать авансы. "Полубрат" - это роман-отрицание. И дойдя до смятого финала, я осталась в недоумении, не найдя ответа не только на вопросы, возникавшие по ходу сюжета, но и на самый главный вопрос: зачем писался роман?
marusya

Барри Ансуорт "Моралите"

Вчера дочитала "Моралите" Барри Ансуорта - эдакий симбиоз исторического и детективного романа. Добралась я до книги поздно (впервые она была опубликована в 1995 году, тогда же вошла в шот-лист Букеровской премии), и попала она мне в руки случайно, однако жалеть не пришлось.

Действие "Моралите" происходит в Англии конца XIV века. Мрачное время, в стране свирепствует Столетняя война и чума. Священник-расстрига Николас Барбер присоединяется к труппе бродячих актеров. Странствуя из города в город, они развлекают местное население моралите - аллегорическими пьесами, сюжеты которых взяты из Ветхого завета. По пути в город Дарем, где им предстоит сыграть рождественское представление перед местным феодалом, комедианты попадают в маленький городок, в котором совсем недавно произошло убийство: задушен мальчик, а в его смерти обвиняют глухонемую девушку. У актеров почти не осталось денег, и, чтобы поправить свое финансовое положение, они решаются на отчаянный шаг: сыграть новую пьесу, взяв за основу убийство ребенка. Так появляется пьеса о Томасе Уэллсе. Однако пьеса выходит за рамки театральной постановки и превращается в расследование: каждое новое представление ведет все ближе к страшной истине.

За детективным сюжетом "Моралите" спрятана история зарождения современного театра - переход от канонических сюжетов на библейские темы к событиям реальной жизни. Предложение сыграть пьесу о Томасе Уэллсе, исходящее от руководителя труппы, Мартина, сперва воспринимается другими актерами едва ли не как кощунство, святотатство. "Как же можно сыграть то, что произошло только раз в мире? Где для этого слова?" - отвечают Мартину. Однако в итоге труппа решается на этот шаг и на ломку средневекового канона и средневековой морали.

Особо хочется отметить язык романа - скупое и одновременно очень емкое повествование, отлично выписанные исторические реалии, все детали на своем месте, ни одна фраза не выбивается из стиля. Филолог-медиевист, Ансуорт - специалист по эпохе средневековья, так что любители этого времени по достоинству оценят описание и предметов быта, и костюмов, и интерьеров, и геральдики.

В общем, если вам нравятся детективные романы о средневековье, зловещие детали и леденящий душу звон бубенцов чумы - "Моралите" вас не разочарует.
marusya

Филипп Пулман, "Темные начала"

Толчком послужил фильм с Дэниелом Крейгом и нежно мною любимой Николь Кидман. Несмотря на негативные отзывы критиков и провал в прокате фильм мне показался вполне достойным. Красивая, зрелищная сказка, без особого морализаторства. Раздосадовал открытый финал, и по большому счету, именно он побудил меня купить трилогию "Темные начала".

Лучше бы я ограничилась просмотром фильма.

Первая книга, по которой и был снят "Золотой компас", мне понравилась. Не показались особо раздражающими и теологические выкладки, и критика института церкви, которые были отсечены создателями фильма. В конце концов, мало ли как человек относится к институту религии, может он вообще агностик. И право на высказывание собственного мнения - позитивного или негативного - о церкви как таковой он тоже имеет.

Collapse )
marusya

Ларс Кристенсен, "Полубрат"

Закончила читать "Полубрат". Впечатления крайне противоречивые. Типарецензию вывешу немного позже. А пока скажите те, кто также прочитал этот роман: как он вам? И почему? что понравилось? что не понравилось? Давайте обсудим, а?
marusya

А вот что у меня есть!!!

Вообще-то я не особо люблю хвастаться. Но в данном случае просто не могу с собой совладать. А вот что у меня есть - новые, пахнущие типографской краской, а сколько буковок внутри!!! Читать - не перечитать. По крайней мере на несколько месяцев я книгами обеспечена.



Вообще-то Пульмановскую трилогию и Хэрриота я заказывала для детки, но я и их проглочу - не помилую. А потому что якобы "детский" Пульман получше многих взрослых фэнтези будет, а Хэрриот и вовсе в любом возрасте хорош!
marusya

Ну что, почитаем?

Замечательный флешмоб от nafamm.

Вы в комментариях советуете 1 (одну!) книгу на русском языке, которую именно мне, вы считаете, нужно прочесть, и я включаю ее в список обязательной к прочтению литературы на этот год.
Условий два:
Первое. Эта книга должна быть вами уже прочитана (чтоб точно знать, что это не туфта).
Второе. Вы пишете такой же пост у себя (второе условие - на добровольной основе).

Почему бы и нет? По-моему, неплохая идея. Итак, начинаем!