Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

marusya

Где поесть в Штутгарте?

Город Штутгарт поразительно некрасив! Центральная улица, которая тянется в бесконечность, уныла, как пятидесятипятилетняя девственница без надежды на изменения в судьбе. Поднимать глаза вверх, чтобы полюбоваться фасадами зданий, нет никакого смысла - они серы и ужасны, витрины магазинов, из которых, центр, собственно, и состоит, взоров тоже не радуют. К тому же оказалось, что в центре города нет ни одного заведения, где можно прилично поесть. Да что там, прилично! Хоть как-нибудь поесть! Попытки найти место, где можно было бы укрыться от мокрого снега с дождем и что-нибудь перекусить, оказались безуспешными. Мы облазили весь центр, но обнаружили только два каких-то невразумительных бара и помпезный китайский ресторан, где мы, за отсутствием альтернативы, и приземлились. Лучше бы я осталась голодной! Не припомню, когда мне в последний раз доводилось есть такую гадкую еду! Подозреваю, что никогда. Где едят жители города (ну, не всегда же они гремят кастрюльками дома???), осталось для меня загадкой. И это при том, что швабская кухня - одна из лучших в Германии. Я решила, что штутгартцы вместо ресторанов ходят в казино - иначе почему тогда в самом центре города в радиусе 500 метров их оказалось три?!

Зато километрах в 90 от Штутгарта, в небольшом городке Аален на крошечном пятачке нашлось штук 20 ресторанов - и весьма пристойных. Мы решили пообедать в заведении с замечательным названием "Рамбазамба" - и не прогадали. Барная стойка ломилась от всевозможных пирогов и тортов (повариха из кухни носила их - один за другим - минут 10), в меню оказались такие блюда как карибский банановый суп с черным тмином и свекольный суп-пюре с хреном (мы заказали оба, и оба были восхитительны!), но самым чудесным в этом ресторане оказалась официантка. В искрящихся зеленых парчовых шароварах и зеленой же кружевной блузке с приколотой на груди огромной черной розой она носилась по залу как смерч, как вихрь, она была одновременно везде! Маленькая блондинка с торчащими во все стороны, как перья галчонка, платиновыми волосами и ярко-красной помадой оттенка "вырви глаз". Просто офигенная! Жаль, что мне так и не удалось ее сфотографировать - она была как ртуть, не поймать!

А у входа в ресторан стоял олдтаймер "Вольво", фургон небесно-голубого цвета с белой окантовкой по борту и белой же надписью Rambazamba - потрясающе стильный! Машина так сияла, что от нее было не оторвать глаз. Она была прекрасна. Если я вспомню, как постить фотографии, я ее покажу. И стойку с пирогами покажу. В общем, пусть Штутгарт курит бамбук в сторонке - конкуренцию "Рамбазамбе" его невидимые рестораны явно не составят.
marusya

ДОЧА

Вот у вас есть слово, от которого вас начинает трясти мелкой дрожью, где бы вы его не увидели или не услышали? У меня есть: ДОЧА. (А еще - "вкусняшка" и "нямка" - слова, время от времени встречающиеся в кулинарных ЖЖ-журналах. Их любят особо одаренные кулинарки. Альтернативно одаренные, такие, которые щедро приправляют свои шедевры "маёнезиком". Но ДОЧА - вне конкуренции).
marusya

Розовый творожно-клубничный торт

Детка растет, ее вкусы и предпочтения меняются. Неизменным остается лишь одно - на свой день рождения она требует торт с клубникой. А поскольку традиционный торт с клубникой и со сливками мне изрядно надоел, на этот день рождения я решила поэкспериментировать и испечь что-то новое. Результат превзошел все ожидания - нежный, воздушный, тающий во рту творожно-клубничный крем на хрустящей и рассыпчатой основе был прекрасен. "Я уверена, в этом торте очень мало калорий", - сказала детка, доедая второй кус. Я решила оставить ее в этом заблуждении :)



Collapse )
marusya

Алина Бронски "Самые острые блюда татарской кухни"

«Когда моя дочь Зульфия сказала мне, что беременна, при этом не знает, от кого, первое, на что я обратила внимание, это на свою осанку. Я выпрямила спину и с достоинством сложила руки на коленях».

По ту сторону Уральского хребта, в семье татарки Розалинды раз и навсегда установлены четкие правила: она командует и управляет, муж и дочь беспрекословно подчиняются. Розалинда уверена: у этих двух амеб не возникнет даже мысли пойти наперекор ее воле. Беременность Зульфии Розалинда воспринимает как досадное недоразумение, которое необходимо немедленно исправить. На дворе 1978 год, и Розалинда определенно не собирается становиться бабушкой. Однако все попытки прервать беременность Зульфии - и горчичные ванны, и настойка из лаврового листа, и даже аборт на дому - оказываются тщетными. И вот, едва появившись на свет, маленькая Аминат раз и навсегда завоевывает сердце своей железной бабушки. Наконец на свет появился кто-то, равный Розалинде по силе и способностям! Аминат «настолько же красива и умна, насколько дурна собой и глупа Зульфия», считает Розалинда. И предпринимает все усилия, чтобы внучка принадлежала ей и только ей. Чувства и желания других при этом никакой роли не играют - пытаясь достичь желаемого, Розалинда не останавливается ни перед чем, подобно урагану, круша все на своем пути.

Тот, кто, откроет книгу «Самые острые блюда татарской кухни» в надежде на необычные и экзотические рецепты, будет разочарован. Книга Алины Бронски - не сборник рецептов. Это - история трех поколений женщин: несокрушимой и несгибаемой Розалинды, ее дочери Зульфии, придавленной железной волей матери и гнетом советских блочных хрущоб, и внучки Аминат, на которую Розалинда возлагает все свои надежды. Мужчины в романе тоже есть - это и муж Розалинды Калганов, и ее многочисленные зятья, однако присутствуют они лишь номинально. Ни один из них не решается противостоять воле «железной леди». Лишь Розалинде позволено принимать решения, лишь она имеет право на идеи и суждения, и именно от лица безудержной, деспотичной и темпераментной Розалинды и ведется повествование.

Розалинда гордится своими татарскими корнями и своими кулинарными талантами. При этом детство ее прошло в детдоме, так что с культурными, этническими и религиозными традициями своих предков она практически незнакома. Татарские блюда, которыми так гордится Розалинда, тоже никакого отношения к татарской кухне не имеют - их, скорее, можно назвать результатом кулинарной фантазии Розалинды в условиях тотального советского дефицита.

Однако именно с помощью этих гастрономических экспериментов Розалинде удается заманить к себе за стол немца Дитера - ее последнего зятя, который должен стать «пропуском» в светлое будущее для самой Розалинды, Зульфии и Аминат. Хитроумная комбинация разыгрывается безукоризненно, однако жизнь в «светлых далях» складывается вовсе не так, как того хотелось бы Розалинде. Она не ошиблась, с самого начала увидев в своей внучке существо, равное себе по силе воли и несгибаемости. Аминат осваивается в Германии намного быстрее, чем этого хотела бы ее бабушка, и вынуждает Розалинду ослабить, а затем и вовсе разжать железные объятья.

Тот, кто ценит в романе лихо закрученную спираль сюжета, не будет разочарован. В книге Алины Бронски хватает и комических ситуаций, и неожиданных поворотов, и трагических коллизий. Так же, как Розалинда - прекрасный кулинар, Алина Бронски - непревзойденный рассказчик. Однако самое увлекательное и самое замечательное в романе - это его стиль и повествовательная манера. Неважно, о чем идет речь: о нервном истощении и смерти, об абортах и педофилии, о разочарованиях и об ударах судьбы - Бронски умеет находить комизм в самых невеселых ситуациях и рассказать об этом так, что читателя не передернет от дурновкусия. И то, что Розалинде, несмотря на все ее иронию, язвительность, острый язык и умение «держать спину», в самый трагический момент жизни не удается скрыть своей слабости и одиночества, является полностью заслугой ее создателя.
marusya

Черемуха

На черемухе во дворе появились черные, лаковые ягоды, и я снова вспомнила Таньку.

Танька была кудрявая, большеглазая, с тоненькими ручками и ножками, повадками походившая на маленькую, вертлявую обезьянку. В основном она дружила с мальчишками и лучшей в мире одеждой считала брюки. Мы учились в одном классе, жили по соседству и довольно часто ходили в школу и возвращались домой вместе.

В пору моего детства Киев еще не был утыкан многоэтажками, и наш путь пролегал мимо частных домов и фруктовых садов. Почти у самой школы стояло здание бани с прилегавшим к нему черемуховым садом, окруженным низким забором. Сад охранял сторож - от кого и для чего, было непонятно. Весной сад распространял вокруг одуряющий запах цветущей черемухи, а осенью деревья покрывались гроздьями черных, блестящих, горько-сладких ягод. Ими так здорово было набить рот и жевать, морщась от терпкости и выплевывая во все стороны мелкие косточки. 

В тот день мы с Танькой в который раз перелезли через забор и, опасливо озираясь в поисках сторожа, приблизились к очередному черемуховому дереву. После многочисленных набегов на сад подобных нам с Танькой любителей черемухи внизу ягод  почти не осталось, зато вверху гроздьев было хоть отбавляй. Мы смотрели на них, сглатывая слюну. После недолгих раздумий Танька бросила в траву ранец и решительно обхватила руками ствол.

- Ты куда? - испугалась я. В отличие от спортивной и легкой, как перышко, Таньки, я была довольно упитанной и неуклюжей.

 - Наверх. Смотри, сколько там ягод! Давай, не дрейфь! - перед моим носом мелькнули подошвы Танькиных сандалий. Я нерешительно потопталась под деревом, скинула ранец, по примеру Таньки обхватила руками ствол и попыталась подтянуться. Безуспешно. Я не умела лазить по деревьям и с завистью смотрела на Таньку, оседлавшую ветку и с обезьяньей ловкостью обрывавшей и засовывавшей в рот ягоды черемухи.

 - Ах, мерзавки! Я вам покажу черемуху ломать! - от трубного рыка неизвестно откуда появившегося сторожа мы обе вздрогнули. Здоровенный небритый дядька не особенно трезвого вида ломился к нам через сад. Я подхватила ранец и бросилась бежать к забору, а Танька предприняла отчаянную попытку очутиться на земле раньше, чем сторож приблизится к дереву. Но путь вниз был куда труднее, чем путь наверх, поэтому детина оказался у цели быстрее, чем Таньке удалось спуститься вниз.

 Я с ужасом наблюдала, как сторож ухватился за дерево и начал его трясти, вопя «Я тебе покажу!» Бедная Танька с ужасом прижалась к ветке всем телом, обхватила ее всеми четырьмя конечностями и, раскачиваясь из стороны в сторону, кричала: «Дяденька, извините! Дяденька, я больше не буду!» Я, в свою очередь, вопила: «Отпустите ее! Что она вам сделала!»

Сколько продолжался этот кошмар, я не помню. Я не помню, как этот идиот перестал трясти дерево, и как Танька очутилась внизу. Я не помню, как мы вернулись домой. Но картина
подруги детства, намертво вцепившейся в ветку черемухи, всплывает у меня в памяти каждый раз, когда я вижу черемуховое дерево, обсыпанное кистями черных и таких вкусных, как нам тогда казалось, ягод.

marusya

Мартин Сутер "Повар"

"Прекрасная книга, прекрасная", - коллега просто-таки весь лучился счастьем. "Замечательный сюжет, не без эдакой пикантности - тамильский повар, мастер высочайшего класса, работает посудомойщиком в швейцарском ресторане. И, кроме того, он не просто повар, он знаток аюрведы, и готовит еду, которая пробуждает сексуальное желание, афродизиаки там, и все такое. Ну, и потом Шри-Ланка и Швейцария, смешение стилей, смешение культур, советую, очень советую".

"Смешение культур" оказалось последней каплей  - наживка была заглочена, и я жадными ручонками поскорее засунула книжку в сумку.

Первые десять страниц оказались действительно неплохи, но вот потом... Абсолютно ходульные персонажи, штрих-пунктирный стиль повествования, плоский сюжет, вымученные диалоги, и в довершение ко всему - вплетенные в сюжет газетные передовицы 2009 года. Каждая глава начинается примерно так: самый крупный американский банк объявил о банкротстве, Европу охватил финансовый кризис, правительство Германии приняло закон о национализации обанкротившегося банка, тамильские тигры прорвали правительственную оборону, а в это время наш герой.... При этом абсолютно точная хронология - в начале каждой главы стоит указание месяца и года, чтобы не ошибиться. К концу года и к концу книги сюжет просто умирает, так и не разродившись, и, перевернув последнюю страницу, испытываешь невероятное облегчение - наконец-то!

Отдавая книгу, на вопрос "ну как?" я честно ответила "никак". И в ответ услышала: "Вот, и у меня было то же ощущение, я только тебе в самом начале говорить не хотел, чтобы ощущение не портить". 

Я, наверное, чего-то не понимаю в этой жизни.
marusya

Просто Гирька

Если у вас не заладился день, на улице мерзкая погода или просто настроение не задалось - почитайте prostogirka. Стопроцентно гарантировано - через несколько минут вы начнете улыбаться, еще через минуту - хихикать, ну, а потом как повезет: либо будете еще пару часов улыбаться, вспоминая прочитанное, либо уже через несколько минут будете всхлипывать и биться головой о клавиатуру в неудержимом приступе хохота. В любом случае хорошее настроение до конца дня гарантировано.

Вы наверняка уже знакомы с Гирькой, если же нет, то самое время познакомиться. Она живет-поживает в солнечной стране Басурмании, у нее есть один Хасбанд и три сына: Отпрыск, Ыгыр и Ышачок - три молодца, правда, не одинаковых с лица, но это не главное. Главное, что Гирька - такой генератор позитива и хорошего настроения, что им спокойно можно зарядить всю блогосферу.


Вот только сразу же предупреждаю: никогда, слышите? никогда не читайте Гирькиных постов за чашкой кофе с рогаликом. Недаром Гирька любит фильмы ужасов - в умении в нужную минуту сказать БУУУУУУ она не уступит самому вероломному из монстров и коварных сил зла. Только вы отправили в рот кусок рогалика или там сырка, только вы запили это все неслабым глотком кофе, как вдруг... БУУУУУУУ, в смысле ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА - и непрожеванная булка с недопроглоченным кофе летит на монитор, на клавиатуру, на стол, на вас - а вы ржете, ржете, ржете и, наконец, сползаете под стол, слабеющим голосом повторяя: "Ыгыр! Ышачок! Мамаська! Зеленые глазки! А-а-а-а-а!!"


Теперь, когда я вас обо всем предупредила, самое время - туда, в Басурманию, знакомиться с Гирькой и ее семейством. Но только не забудьте - ни кофе, ни рогалика, ни поп-корна! И да, привет Ыгырчику)
marusya

Пирог с ревенем и клубникой под ванильным соусом и решеткой безе

Вкус ревеня я помню с детства: мама пекла с ним пироги, варила компоты, а еще я любила грызть ревень просто так: стащить с него шкурку, откусить кусочек от стебля, и зажмуриться от переполнившего рот кислого сока... Поэтому, когда в Бонне снова появился ревень, я решила вспомнить детство и испечь с ревенем пирожок. Правда, я немного усовершенствовала рецепт, в итоге получилось вот это:



Collapse )
marusya

Глазированный пирог с ягодами

В оригинале это был пирог с черной смородиной. Но поскольку в близлежащих магазинах смородины не оказалось, пришлось ограничиться тем, что предлагалось. А предлагались замороженные ягоды - всякие, включая клубнику и вишню. Несмотря на некоторые вольности и отступления от рецепта, пирожок получился очень вкусным, и был по достоинству оценен и домочадцами, и гостями.

За рецепт и вдохновение отдельное спасибо gerbera1.



Collapse )